Отвергнутые и рожденные революцией. Ювелирное дело в России 1920–1930-х годов

Отвергнутые и рожденные революцией. Ювелирное дело в России  1920–1930-х годов

Первые послереволюционные десятилетия в истории ювелирного дела России традиционно считаются «темными». Однако в действительности это далеко не так. Памятники отечественного ювелирного искусства 1920–1930-х годов показывают, что в это время ювелирам не были чужды творческие поиски. Несмотря на официальное пренебрежение к данному виду художественного творчества, в нем синтезировались традиции предреволюционных авангардных стилистических направлений, принципы интернационального стиля ар-деко и разработки ювелиров Советской России. Эти поиски были инспирированы развитием идеологии и процессом индустриализации, и они ставили цель – утвердить новый социальный статус ювелирных изделий. Кроме того, стилистические особенности ювелирного искусства этих лет позволяют выделить две четко обозначенные тенденции: отторжение по идеологическим принципам традиционных видов украшений и создание альтернативных художественных объектов – советской фалеристики. В эти же годы происходит зарождение авторского ювелирного искусства, апеллирующего к узкому кругу художественной элиты.

Революционные события октября 1917 года, последовавшие за ними Гражданская война и разруха надолго прервали развитие ювелирного дела в России, фактически вывели его из поля художественной культуры, сделав инструментом в наращивании валютных средств, необходимых новому государству для строительства социалистического общества. В первые месяцы после октябрьского переворота, на фоне поднявшейся волны вандализма и грабежа, советская власть приступила к планомерному изъятию ценностей из церквей, монастырей, банков и у частных лиц. В 1918–1919 годах были закрыты крупные частные ювелирные фирмы К.Г. Фаберже, П.А. Овчинникова, братьев Грачёвых, все фонды которых были конфискованы, опечатаны и доставлены под охрану на склады ВЧК при Совете Народных Комиссаров РСФСР. Здесь изъятое находилось до октября 1921 года, когда было передано в Государственное хранилище ценностей Наркомфина (Гохран), учрежденное в 1920 году декретом СНК РСФСР для «централизации, хранения и учета всех принадлежащих РСФСР ценностей». Однако это не спасло национальные сокровища от разграбления.Уже в 1921 году в Гохране были обнаружены крупные хищения. Архивные документы «О работе Гохрана, 1920–1922» предоставляют обширные сведения, из которых становится ясно, что по подозрению в кражах были задержаны, осуждены и расстреляны ювелиры, оценщики, оптовые торговцы драгоценностями, владельцы магазинов, заведующие отделами и даже управляющие делами Гохрана. 

Но и само государство действовало далеко не безупречными методами, хотя руководство страны декларировало стремление сохранить памятники художественной культуры России. Новая власть остро нуждалась в деньгах для восстановления хозяйства после катастрофических последствий революции и Гражданской войны. Поэтому собранные в Гохране произведения искусства, в том числе выполненные из драгоценных материалов, рассматривались прежде всего как источник финансирования неотложных нужд республики. Они либо переплавлялись в слитки драгоценных металлов и отправлялись на чеканку монет, либо массово продавались на Запад. Острая потребность в твердой валюте в 1920-х годах привела к безрассудной политике массовых продаж произведений искусства, причем в большинстве случаев за бесценок. Такое потребительское отношение к шедеврам, собранным в Гохране, в полной мере соответствовало высказыванию наркома просвещения А.В. Луначарского в первом обращении к населению страны: «…возврата к прошлому нет».


Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 1, 2017 год
Автор:  Ирина Перфильева
Кол-во иллюстраций:  12