Достоинство и превращения скульптуры

Достоинство и превращения скульптуры

Даже поверхностный взгляд на выставки московской скульптуры позволяет обнаружить немалые противоречия. Что-то воспринимается в ней как вариации уже исчерпанного или былых открытий, превратившихся в банальность. Во многих случаях неизбежным спутником профессионализма становится эмоциональная индифферентность образов. При этом редки и образчики «чистой пластики». Есть, впрочем, и другие примеры. Время от времени в станковом и монументальном видах возникают произведения, в которых поэтический взгляд на современность не исключает ее контрастной аналитики. Хотя гуманитарный разворот этих замыслов и стремлений не столь широк, все чаще непререкаемой ценностью оказывается яркая человеческая личность.

 Развитие скульптурного творчества решающим образом связано с поддержкой и обновлением фигуративности. Отрешенная знаковость и игровые ходы, по-своему участвующие в разработке новых пластических структур, не могут стать ему решающей альтернативой. Правда, еще недостаточно сделано, чтобы сообщить этому процессую экспериментальную активность, сблизить с природой, предметным миром, архитектурой. Как-то в стороне оказались в этом смысле пробы европейских мастеров конца ХХ века и отчасти своеобразный опыт отечественной скульптуры 1910–1920-х годов. Однако растущая свобода в переходе от аналитики натуры к пластическому синтезу в мотивах обнаженного тела воодушевляет. Радует и то, что в круг самостоятельных творческих ходов включаются все новые и новые источники. Имеющий свои тайны пластический импрессионизм, практика русского монументализма XVIII–XIX веков, эстетическая выразительность итальянских рельефов эпохи Возрождения стимулируют творческую сосредоточенность московской скульптуры, основанную на фигуративности.

При всем этом в разных жанрах скульптуры обнаруживаются несхожие тенденции. Активность композиционных исканий в станковой пластике, особенно заметная в молодежной среде, хотя и не спорит с жизненным многообразием 1960-х годов, по-своему насыщена фантазией и пространственной динамикой. Более противоречива ситуация в сфере монументализма. В последние годы нас приучают воспринимать городскую скульптуру как независимый от окружения и зрителя, но претендующий на гражданское звучание объект. В противовес этой отрешенной индифферентности возникают разные по концепции и стилю мемориалы, отражающие самостоятельное авторское понимание отношений прошлого и современности, своеобразия и судьбы исторических личностей и тех, кто еще недавно был среди нас, освещая жизнь своей смелостью и талантом. <…>

Обращают на себя внимание в этом смысле идеи и творческие реализации московского скульптора Алексея Благовестнова. Его проекты, статуи, памятники, связанные с историческими фигурами, образами русской литературы и кино, заключают в себе одновременно интонацию размышления и призыв к человеческой активности.

Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 2, 2018 год
Автор:  Игорь Светлов