Количество друзей продолжало увеличиваться

Количество друзей  продолжало увеличиваться

От редакции 

Пожалуй, наиболее емкий, целостный образ Ю.М. Овсянникова создал его друг, философ Александр Пятигорский в своем небольшом, но ярком эссе, опубликованном в журнале «Вопросы литературы» (2002. № 4. С. 325–327). Мы посчитали целесообразным воспроизвести статью полностью, что и делаем с любезного разрешения редакции «ВЛ».


<…>

Впервые я увидел его в конце шестидесятых. Здесь даты очень важны, потому что хотя время было другое, новое, но оставалась еще не порванной та прядь быстро истончавшейся материи времени, которая соединяла конец шестидесятых с концом тридцатых. В каком-то смысле Юра Овсянников был одним из тех очень немногих, кто оказался живым воплощением этой связи. Брошенный совсем еще мальчиком  в страшную войну, он был выброшен назад только через несколько лет после ее конца. Может быть, поэтому он так на всю жизнь и остался окончательно не демобилизованным солдатом. И тут первое, о чем хочется сказать, – в любых обстоятельствах своей всегда неспокойной, а порой перенасыщенной жизни, сколь бы тяжелой или опасной она ни была, Юра никогда не выживал, но всегда жил. И эта черта оставалась в нем в самые мучительные дни его последней болезни вплоть до смерти.

Именно эта способность жить всей полнотой жизни и определила другую черту его личности и характера – абсолютную открытость. Открытость не только людям, с которыми сводила его судьба, – а их было считано-несчитано, – но и открытость тем событиям и случаям, которые предлагала ему жизнь. Уже эта открытость делала его необычайно притягательным для всех, кто с ним встречался или просто хоть раз его видел. Но эта же, почти метафизическая открытость являлась одновременно и существом его доброты. Юрина доброта была не в том, что он уделял что-то другим от самого себя. Да в нем просто не существовало барьера между собой  и другими. Каждого своего собеседника, собутыльника, сотоварища – от профессора и писателя до футболиста или просто неизвестно откуда взявшегося парня – он видел как живую сущность и отвечал ему своей собственной живой сущностью. А сущность не знает разбора и различения.


Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 1, 2017 год
Автор:  Александр Пятигорский
Кол-во иллюстраций:  1