Мои «московские лицеи». 1935–1940 Отрывок из рукописи – книги воспоминаний В.П. Толстого

Мои «московские лицеи». 1935–1940 Отрывок из рукописи – книги воспоминаний В.П. Толстого

От публикатора

Отец долго не мог приступить к своим мемуарам – был очень занят основной работой: книги, сборники, коллективные монографии, конференции, отзывы на диссертации и тексты, которые он всегда делал очень добросовестно, руководство отделом НИИ теории и истории изобразительных искусств Академии художеств… В какой-то момент он, по нашим с братом Андреем многократным просьбам, достал из закромов своих архивов военный дневник, который вел с 22 июня 1941 года. Я взялась его набрать на компьютере, что было нелегко – его почерк никогда не был легким для прочтения. Только наша терпеливая мама Нина Тимофеевна, которая перепечатывала все его работы с конца 1950-х годов, могла легко его читать. В остальном же все мне было знакомо – имена, места, географические названия. Я всегда жила в окружении его школьных друзей, знала всех, даже тех, кто не вернулся с войны, – ведь это было то поколение, которое окончило школу в 1941 году – накануне 22 июня выпускники получили свои аттестаты. Удивительным образом именно сложная судьба всего этого поколения, по-разному сложившиеся жизни однокашников способствовали невероятной сплоченности, сердечной взаимопривязанности и дружбе, которую они смогли пронести через всю жизнь. Для отца его школьные друзья и их родители стали, в какой-то степени, его семьей, ведь с собственным отцом после ареста Павла Владимировича в 1930-м году до самой его реабилитации, он почти никогда не жил вместе, виделись только на свиданиях в лагерях, на поселении. Главным человеком в жизни папы в те детские и юношеские годы была его мать, моя бабушка Вера Владимировна, много лет работавшая в Третьяковской галерее, куда и я пошла работать по ее стопам.

После дневников отец выдал мне «в печать» переписку с друзьями – военные треугольники. Некоторые были написаны с фронта, некоторые из эвакуации, в частности из Чистополя, куда уехали многие обитатели дома № 17 по Лаврушинском переулку – так называемого писательского дома. Отец чуть ли не единственный из всего класса оставался в Москве и соединял их всех, получал и сообщал новости, новые адреса, писал им о том, что происходило в Москве. Этим дневникам и письмам еще предстоит, я надеюсь, увидеть свет. Но их «выход» из архивного сундука, а также то, что стали друг за другом уходить близкие люди, подстегнуло отца, чтобы наконец начать систематическую работу над мемуарами. Он начал писать во второй половине 2000-х годов, но так и не успел дойти до конца. Однако и довоенные 1930-е и даже вторая половина 1920-х, и послевоенные годы (до начала 1960-х), а также то, что происходило в семье до его рождения в 1923 году и что он знал по рассказам родственников, описано в них очень подробно. Надеюсь успеть опубликовать книгу воспоминаний, писем, дневников в ближайшее время.

Наталия Толстая


Мои «московские лицеи»

Владимир Толстой

 

...По возвращении в Москву мама долго не могла найти работу. Вместе с ней мы «обивали пороги» разных бюро по трудоустройству, но все это были неподходящие предложения. Наконец ей удалось поступить на скромную должность статистика в каком-то научном учреждении, но зато близко – в Пыжевском переулке, на Большой Ордынке.

Другой неотложной задачей по возвращении в Москву было определить меня в школу… и с четвертой четверти 1934 года я начал ходить в среднюю школу № 12, находившуюся во 2-м Кадашевском переулке, близ Третьяковской галереи. Однажды – это был декабрь 1934 года – я спешил в школу к первому уроку, но, войдя в школьный двор, увидел, что весь он заполнен людьми, а вход в школу закрыт. Понял, что произошло что-то чрезвычайное. Об этом можно было судить по траурным флагам и тревожному шепоту в толпе. Из речи директора нашей школы мы узнали, что совершено злодейское убийство Сергея Мироновича Кирова, одного из главных большевистских вождей, члена политбюро ВКП(б), в стране объявлен траур и весь наш народ поднимается на борьбу с врагами советской власти. Мне-то такие речи и лозунги были знакомы, когда мы ездили по лагерям ГУЛАГа к отцу. А теперь эти грозные речи зазвучали и здесь, в Москве. <…>

Хотя я попал в московскую школу в самом разгаре учебного года, я довольно скоро влился в коллектив сверстников. Оказалось, что, несмотря на все мои перемещения в этом году, я нисколько не отстал от них, и весной вместе со всеми был переведен в следующий, 4-й класс, и даже с высшими оценками (тогда это означало «очень хорошо»). Поскольку в школе не оказалось печатных бланков, нашей учительнице пришлось диктовать каждому ученику оценки за год. Когда дошла очередь до меня и под ее диктовку я заполнял свой аттестат с одними  «оч. хор.», учительница назидательно сказала: «Видите, дети, – мальчик только что приехал из деревни, а учится лучше вас!»

Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 2, 2018 год
Автор:  Владимир Толстой  / Публикатор Наталия Толстая
Кол-во иллюстраций:  24