Из воспоминаний об Илларионе Голицыне

Из воспоминаний об Илларионе Голицыне

Взгляд сына 

Иван Голицын

Одиннадцать лет назад наша семья получила сокрушительный удар – трагически погиб отец. Запланированная отцом выставка к его восьмидесятилетию была организована в Академии художеств уже без него. Экспозиция получилась, многие хвалили. Через пять лет уже и главные музеи страны обратились к наследию отца. ГМИИ им. А.С. Пушкина показал рисунок, акварель, гравюру, а Третьяковская галерея – живопись, включая акварель (отец следовал европейской традиции, относящей акварель к живописи), с добавлением малого количества его скульптуры и гравюр. Экспозиции состояли в основном из работ, хранящихся в музейных собраниях: коллекция ГТГ составляет около 90 работ, собрание ГМИИ – 160 работ.


Павел Никонов 

На последней выставке Лариона в Третьяковской галерее меня поразила картина «Трубецкие». Это потрясающий холст. Раньше мы вместе с Ларионом выставлялись, но здесь я увидел эту картину отстраненно, с позиции зрителя. Она невероятно на меня подействовала. Живопись звучала как печальный аккорд в память по трагически ушедшим людям. Это особенно удивительно, так как явного сюжета в картине не было, какого-то подчеркнутого драматизма как будто бы тоже. Просто светлый холст. Фигуры трактуются как мираж, автор будто вспоминает их. Они так и написаны, с большой долей условности, с намеком на наивную манеру. И в то же время работа очень здорово выстроена в тоне. Меня она потрясла, да и вся его масляная живопись на выставке в ГТГ стала открытием.


Андрей Дюков 

Илларион Владимирович Голицын, Ларион, Ларюшка, князь, князюшка, человек громадного роста с пышной шевелюрой, источавший оптимизм, добродушие, свет. Он ворвался в искусство своей светозарной графикой с простыми, ясными, по-человечески близкими каждому смотрящему темами. Я познакомился с ним в мастерской Нины Жилинской, куда он пришел рисовать модель. После мы пили чай. Потом я пошел в его дом. Он стал показывать хранящиеся семейные альбомы рисунков своих прабабушек. Поразительно чистое искусство: портреты близких, друзей, подруг, жанровые сценки – усадьба, игры; все очень трогательно, убедительно нарисовано. Я был в смущении: отучившись пятнадцать лет в художественной школе и институте, не мог нарисовать подобное. Ларион заметил мою реакцию: «Не переживай. Ты у кого учился?» – «У Фомкина». – «А они у Рокотова, Левицкого, Боровиковского. Видимо, это были не совсем плохие учителя».


Георгий Лунин

Сначала был талант! Но Голицын был не просто очень одарен, его дар совпал с его призванием. Известно, что талант без работы скоро увядает или в лучшем случае кое-как прозябает. Только большая, постоянная, упорная работа способна развить дарование. Призвание облегчило Голицыну не только выбор пути, но и помогло ему, особенно в начале, нести всю тяжесть ученичества, а затем и постижения мастерства. 

Сущность духовного образа Голицына – его укорененность. Корни его натуры крепки и глубоки. Для Голицына действительно существует незыблемая лествица ценностей, которая составляет основу его жизни и питает его творчество. Голицын верит в реальность духовного мира и верит не отвлеченно, но жизненно. Он подлинно русский по натуре, характеру и культуре. В нем жива память о традициях старинного семейного уклада, о культурных интересах семьи.


Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 3, 2019 год
Автор:  Иван Голицын / Павел Никонов  / Андрей Дюков  / Георгий Лунин / Сергей Кочкин