Борис Рыбченков Рассказы художника

Борис Рыбченков  Рассказы художника

От редакции 

Сергей Кочкин – первый исследователь творчества Б.Ф. Рыбченкова, показавший в своих публикациях, в том числе в монографии «Борис Рыбченков» (М.: Галарт, 2013), яркую индивидуальность и масштаб одного из наиболее интересных  и парадоксальных отечественных мастеров ХХ века. Кочкину, дружившему с художником, помогавшему ему в работе, принадлежит заслуга введения в искусствоведческий обиход целого пласта творчества мастера, особенно последнего, «незрячего» его периода. В этой публикации автор представляет читателю три автобиографических рассказа Рыбченкова, который был наделен кроме художественного еще и литературным талантом. Работы Рыбченкова не иллюстрируют эти рассказы, а составляют параллельный литературе визуальный ряд.

От публикатора 

Как много нужно для того, чтобы художник смог взойти к своим вершинам. И как мало – чтобы уничтожить художника. Творческий путь Бориса Фёдоровича Рыбченкова (1889–1994) может иллюстрировать как первый, так и второй из этих тезисов. Ровесник века (родился в 1899 году), уроженец Смоленска, выходец из провинциальных «низов», интеллигент в первом поколении, он сделал себя сам, руководствуясь единственной целью – стать художником. Начало его художественного образования совпало с годами Первой мировой и Гражданской войн. Художник вспоминал: «Все страшнее обнажалась непреложность того, что на пути к заветному встала неведомая чудовищная сила, поломавшая, казалось бы, несокрушимые в веках устои. Так что же для нее значит судьба какого-то парня из Редькина переулка? Ровным счетом ничего».

Вопреки обстоятельствам Рыбченковым была пройдена серьезная профессиональная школа – Киевское художественное училище, Государственные свободные художественные мастерские в Петрограде, московский Вхутемас. Сейчас его работами 1920–1930-х годов гордятся Третьяковская галерея, Русский музей и еще около 40 музеев, хотя поле для исследователей этого долго замалчиваемого периода остается широким. В последующие годы у художника были и удачи, и срывы. Не было только перерывов в творческой работе, в дерзновенных поисках, в движении к высокому мастерству. 

Рыбченкову нужно было пройти через испытание, которое он сам расценивал и как трагедию, и, как ни парадоксально, как счастье. В 1981 году, в возрасте 82 лет, он почти полностью утратил зрение, но уже через два года возобновил работу. Как формулировал сам Борис Фёдорович, ему помогало «что-то свыше». 

И восхождение на вершину состоялось. Имею в виду написанные Рыбченковым в 1990-е годы сотни работ; именно девяностые – они по отношению к восьмидесятым качественно выше в творчестве художника. Некоторые произведения мне удалось опубликовать: не считая данного материала и монографии о художнике, вышло 24 публикации о Рыбченкове . Но это – капля в море, учитывая судьбу важнейшей части живописного и графического наследия, оказавшегося вдруг не только недоступной, но и более того, канувшей в неизвестность. 

В 1996 году распоряжавшийся наследием внук художника Дмитрий Рыбченков переехал в США. С того времени по сию пору я ничего не слышал о тех блистательных поздних гуашах Бориса Фёдоровича, впечатление о которых так свежо в памяти. А они – и раньше, и сейчас – могли бы стать большим художественным событием… Подобное «уничтожение художника» уже происходило в 1920–1930-е годы, когда казалось, что работы Рыбченкова обречены на забвение. Сейчас это же происходит с произведениями «незрячего» периода. Что ж, необходимо сделать все  от нас зависящее, чтобы этого не случилось. 


Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 1, 2017 год
Автор:  Публикация Сергея Кочкина
Кол-во иллюстраций:  17