О русско-афонских художественных связях. XV век

Связи Древней Руси с Афоном – Святой Горой налаживаются после принятия Киевом христианства. Они сыграли заметную роль в развитии письменности и духовной культуры, начиная с домонгольского периода. Активизировались эти связи с эпохи митрополита Киприана (1375–1406), долгое время жившего на Афоне, и приобрели принципиальный смысл после падения Константинополя в 1453 году. Присылка с Афона рукописей, а также икон обогатила отечественную религиозную и художественную жизнь. Позднее в Россию прибывают представители наиболее образованной части монашества уровня преподобного Максима Грека. Многие афонские древности были сохранены благодаря русским собирателям – прежде всего А.Н.Муравьёву и П.И.Севастьянову.

Русско-афонские связи приобретают систематический характер со времени обустройства Киево-Печерского монастыря (позднее Лавры), к середине – второй половине XI века. В Житии преподобного Антония Печерского (†1073) рассказывается о том, как родившийся в городе Любече будущий преподобный Антоний, имея желание «принять иноческий образ», отправился в Константинополь и далее в Святую Гору Афонскую. Обойдя ее обители, он принял постриг и стяжал известность своими аскетическими подвигами. Однако получивший внушение свыше игумен отправляет его обратно «в Русскую землю». В период междоусобной войны Святополка, убийства святых братьев Бориса и Глеба, Антоний переселяется на Афон, но затем вновь и уже окончательно оседает в Киеве. Здесь рядом с пригородом Берестовом на холме он поселяется в пещере, выкопанной ранее священником церкви Святых апостолов Иларионом, будущим первым русским митрополитом (с 1051 г.). Позднее «игумен Феодосий и братия поставили на горе деревянную церковь и украсили ее иконами. Построили они келлии, оградили монастырь столбами и переселились туда из пещеры. С этого времени монастырь, возникший по благословению Святой Горы, стал именоваться Печерским». 

Киево-Печерский монастырь уже на раннем этапе своей истории дал несколько выдающихся деятелей. Среди них Нестор – составитель летописи (Повесть временных лет), Жития преподобного Феодосия Печерского и цикла сочинений о святых князьях Борисе и Глебе. 

Собственно художественная составляющая контактов с греческим и южнославянским миром длительный период оставалась незначительной, точнее – не определяющей. Гораздо большее значение для новооснованного монастыря имели связи с Константинополем, о чем свидетельствует чудо «Царицы во Влахерне», обстоятельства которого подробно изложены в Киево-Печерском патерике. Здесь рассказывается, как «четыре мастера церковных, люди очень богатые», по распоряжению Богоматери, явившейся им во Влахернском Константинопольском храме, чудесным образом «предстали перед преподобными Антонием и Феодосием для строительства Божественной церкви Богородицы». Сообщается и дата ее закладки (1073), а также дата освящения (1089). Стенное письмо и иконы Успенского храма были созданы иконописцами, прибывшими «из того же Богохранимого града Константинополя». Обучение у греческих иконописцев из Царьграда, по сообщению Киево-Печерского патерика, прошел Алимпий – легендарный первый, известный по имени, отечественный иконописец. 

Несмотря на присутствие на Афоне иноков русского происхождения – причем в разных монастырях и уже с начала XI века, то есть задолго до активизации иноческой жизни на Руси, – сведения о появлении в русских землях художественных, в том числе иконописных, произведений афонского происхождения отсутствуют. В частности, Киево-Печерский патерик сообщает, что «из Греции икона пришла с мастерами, и мощи святых мучеников (одновременно с ней прибывшие. – Г.П.) положены были подо всеми стенами, и были изображены эти святые над мощами по стенам».


Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 1, 2017 год
Автор:  Геннадий Попов
Кол-во иллюстраций:  8