«Афон начался в моей жизни давно…»

«Афон начался  в моей жизни давно…»

Летом и осенью 2016 года в Музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» (г. Истра) проходила выставка «Афон. Святая Гора». Она была подготовлена музеем совместно с Российской академией художеств и секцией художников-монументалистов МСХ в рамках проекта, посвященного 1000-летию присутствия русского монашества на Афоне. Представленные на выставке произведения создавались на основе впечатлений, полученных художниками во время паломнических поездок на Святую Гору, которые включали творческую работу на пленэре. Одна из таких поездок состоялась в 2015 году. Участник группы и экспонент выставки Виктор Григорьевич Калинин, заслуженный художник РФ, академик и первый вице-президент Российской академии художеств, дал интервью нашему изданию. 

Ольга Костина. Виктор Григорьевич, мы знакомы с молодых лет. Наблюдая за вашим творчеством от его истоков, я уверена, что тема Афона была для вас предопределена. Даже в самых ранних работах уже присутствовала некая библейская эпичность. На последних выставках, в том числе и на персональной, состоявшейся осенью прошлого года в Академии художеств, тема Афона стала одной из центральных. Это и понятно – паломническое путешествие на Святую Гору в 2015 году аккумулировало духовный поиск, углубило творческие размышления о бренном и вечном, о возвышенном и земном. Интересно, совпал ли сложившийся в ваших представлениях образ Афона с реальностью?

Виктор Калинин. Афон начался в моей жизни очень давно. В библиотеке, которая досталась нашей семье от дедушки – старообрядческого священника, каким-то чудом сохранилась книжка об Афоне. Именно чудом. Мой дед был отправлен во времена Столыпина в Сибирь окормлять переселенцев-старообрядцев. После его ареста и расстрела в 1920 году собранную им библиотеку, естественно, конфисковали. Но что-то осталось, видимо, по недомыслию проводивших конфискацию, − в том числе рукописные псалтыри, украшенные миниатюрами. Старообрядческая литература – она рукотворная. Рукописи бережно сохранялись. Церковные тексты, существовавшие в одном экземпляре, нужно было тиражировать, так как в них нуждались единоверцы. Мой старший брат – он погиб в Великую Отечественную – полууставом, потрясающим почерком переписывал эти тексты. И вот среди оставшегося архива я нашел, а мне было тогда лет пять или шесть, книгу об Афоне. 

В послевоенное время никаких детских книжек у нас не было, и я довольствовался тем, что осталось от дедушки. Книга об Афоне была с иллюстрациями, черно-белыми гравюрами, я любил ее рассматривать. Одна из картинок, на которой был изображен корабль и люди, сходящие на пристань, мне нравилась особенно. И я ее раскрасил цветными карандашами, оставшимися от моего брата-художника. За это мне здорово досталось тогда. 

Но что интересно: плавая вокруг полуострова в 1983 году, а это была моя первая – издали – встреча с Афоном, я об этой книжке даже не вспомнил. Но вот когда в 2007 году я действительно оказался на Святой Горе, вдруг отчетливо всплыла в памяти раскрашенная мною иллюстрация. Меня словно осенило: Господи, ведь я уже видел эту пристань! Я как будто переселился в ту мою раскрашенную картинку. Конечно, люди на ней были одеты иначе, а вот место – оно было именно то, к которому я приплыл. Я идентифицировал пристань! Это место, наверное, и не могло быть иным, ведь там находится таможня, где оформляются документы и откуда новоприбывших развозят по монастырям и отправляют к другим пристаням. И все же мне хотелось верить: я приехал именно туда, куда стремился попасть с детства. Раскрашивая картинку в книге, я запечатлел свое желание, смоделировал его. Может быть, уже тогда сам Афон звал меня к себе…

Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 1, 2017 год
Автор:  Ольга Костина / Виктор Калинин
Кол-во иллюстраций:  17