Сокровища Нукуса. После выставки

Сокровища Нукуса. После выставки

От редакции

Художник Александр Александрович Волков – живописец, скульптор, график – сын знаменитого А.Н. Волкова, автора прославленной «Гранатовой чайханы», рассказывает об отце и его творчестве, о быте их семьи, о военных годах, проведенных в Узбекистане, о знакомстве с И.В. Савицким и его собранием, о друзьях молодости… Поводом, вернее, своеобразным камертоном этих заметок стала выставка в ГМИИ им. А.С. Пушкина «Сокровища Нукуса» (5 апреля – 30 мая 2017). Читая свежую мемуарную прозу А.А. Волкова с ее вольным ритмом, колоритом и ароматом Востока, заново переживаешь впечатления, подаренные этой грандиозной экспозицией. А.А. Волков делился своими воспоминаниями на страницах «Фейсбука» на протяжении того периода, пока шла выставка. Собрав фрагменты записей Александра Александровича воедино, мы сознательно оставили в тексте приметы сиюминутности, частные замечания по конкретным поводам. Именно в них отразился живой пульс каждодневного бытия выставки, преломленного сквозь восприятие художником ее отдельных экспонатов и авторов.

 …К закрытию выставки «Сокровища Нукуса». Вот и подходит к концу выставка, пролетели полтора месяца как один день. В связи с этим многое вспоминается из прожитых лет, что ушло в глубины памяти.

В результате большого зрительского интереса музей решил продлить выставку «Сокровища Нукуса». Таким образом она оказалась прекрасным подарком к Дню Победы! Узбекистан не только приютил во время войны более 1,5 миллиона эвакуированных, принял и развернул военную промышленность, сотни тысяч его жителей ушли на фронт, многие не вернулись. И в сложные 1960−1970-е поддержал, несмотря на господствовавшую тогда политику в области культуры, усилия такой легендарной личности, как Игорь Витальевич Савицкий, по созданию нового музея в Нукусе. Это один из парадоксов советской системы, когда на государственные деньги была собрана коллекция, не отвечающая идеологическим установкам того времени. И вот сейчас, уже не в первый раз, эта коллекция показывается в Москве, но, пожалуй, впервые она вызвала такой широкий зрительский интерес. Возможно, потому, что, несмотря на трагические судьбы представленных здесь художников, несет необыкновенный заряд оптимизма и радости бытия.

…День объявления войны я не помню. Дома у нас появилась большая школьная карта Европы, и на ней отмечали линию фронта флажками. Когда флажки дошли до Москвы, карту сняли: видимо, тяжело было смотреть, как фронт подкатывается все ближе. У нас была радиоточка, громкоговоритель, затянутый черной бумагой. Все приемники приказано было сдать, чтобы не слушать вражескую пропаганду. Поэтому, когда Левитан начинал читать последние известия, тарелку ставили на подоконник и проходящий по улице народ останавливался послушать новости. Ташкент тогда сохранял провинциальную патриархальность, и потому на окнах первого этажа решеток еще не было. Через некоторое время вместе с эвакуированными понаедет всякий уголовный сброд, и Ташкент постепенно обрастет решетками на окнах.

Исчез хлеб, стало голодно. Мы с мамой ходили в Наркомпрос за затирухой, мукой с отрубями, заваренными кипятком, − мне она казалась очень вкусной. Меня уже отдали в детсад, куда я с удовольствием ходил, в отличие от старшего брата Валерия, который все три дня провел в саду, сидя в углу и ни с кем не общаясь. Пришлось родителям его забрать. Так с юных лет обозначились наши разные характеры. Когда я болел, брат ходил в сад и получал причитающуюся мне еду. Ни у кого и в мыслях не было съесть чужое. Как-то раз брат принес стеклянную банку, в ней таинственно поблескивала зеленая масса. Это была по-местному машхурда, похлебка из зеленого мелкого гороха. Суп был без мяса, и какая же это была вкусная еда!

Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 2, 2018 год
Автор:  Александр Волков
Кол-во иллюстраций:  25